Выставка «Архангельские художники–фронтовики. Борис Лукошков (1922 – 1989)». К 75-летию Великой Победы.
посмотреть все выставки


Выставка «Архангельские художники–фронтовики. Борис Лукошков (1922 – 1989)». К 75-летию Великой Победы.

Экспонаты

К 75-летию Великой Победы представляем цикл виртуальных выставок, рассказывающих об архангельских художниках-фронтовиках, об их военных биографиях.

С первых дней войны вместе со всем советским народом встали они на защиту родины. Из наиболее активных и известных архангельских художников воевали на фронтах Великой Отечественной Леонид Жигалов, Виктор Преображенский, Борис Лукошков, Иван Котов, Алексей Румянцев, Дмитрий Свешников, Евгений Хвиюзов, Александр Елфимов, Дмитрий Ширяев, Виктор Назаров, Михаил Мошков, Алексей Чаусов, Николай Гужов (трое последних не вернулись с полей сражений). Но многим из них посчастливилось остаться в живых, и после войны вернуться к главному делу своей жизни – творчеству.

Лукошков Борис Степанович (1922 – 1989)

Одним из солдат войны в 1941 году стал девятнадцатилетний юноша Борис Лукошков.  «13 сентября 1941 года, выходя из окружения, в уличных боях у местечка Лохвица Полтавской области был тяжело ранен. Лишь осенью 1943 года снова вступил в действующую армию. В июне 1944 года опять ранен. Демобилизован в октябре 1944 года. Инвалид Отечественной войны». Эти строчки из автобиографии, кажется, «закрывали» всякую возможность воплотить свою мечту детства: стать художником. Но жизнелюбие, необыкновенная работоспособность, внутренняя убежденность в правильности выбора профессии помогли  преодолеть  последствия тяжелых ранений, подорвавших его здоровье.

В 1949 году  Борис Лукошков поступил в Ленинградское художественное училище. Затем продолжил учебу в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина, но проучившись год принял решение закончить учёбу и вернуться домой из-за последствий ранения на фронте, которые всё время давали о себе знать.

Начался самостоятельный путь художника. В 1957 году появились его первые рисунки и иллюстрации к ранним романтическим произведениям А.М. Горького «Макар Чудра» (1957) и «Старуха Изергиль» (1957), которые получили высокую оценку и экспонировались в Москве на Республиканской выставке, посвященной 40-летию Советского государства. С этого года Борис Лукошков становится участником областных, а с 1964 года и зональных выставок «Советский Север».

Чуть позднее художник открыл для себя технику линогравюры и превзошёл в ней, создав большое количество гравюр, посвящённых родным шенкурским местам, рыбацким посёлкам, жизни деревень и монастырей Севера. Листы  и сейчас поражают строгим изяществом, лаконизмом выбранной темы и эпичностью образов – «Северная тишина» (1969), «Сия» (1967), «Золотица» (1970), «Родина моя» (1987).

Свет солнца пропитал один из самых любимых автором и зрителем листов «Речка Царева» (1970), северную реку со сказочным названием, несущую в своих водах солнце. Огромные его лучи покрыли избы, землю, высокий берег и летящих клином журавлей.

Одновременно с графикой Борис Степанович работал в живописи. Он говорил: «Занятие графикой и живописью одновременно помогает проникнуть в тайны того и другого вида искусства, но чем-то высшим для себя считаю живопись, и к ней тянусь».

И путь к картине оказался для него более долгим и сложным, чем к гравюре; и тут менялись не только темы, но и манера, стиль письма, образный строй, цветовые решения.

В 50-е годы он выставился работами «На сенокосе» (1954), «Март» (1956), «Весна идёт» (1957), которые выявили основной жанр – пейзаж, а главную тему, что и в графике – родные шенкурские места. Написанные в традиционной реалистической манере, они раскрывали тот мир, в котором художник родился и окружал его с детства, мир, который был особенно близок и понятен.

Каждую весну и осень художник уезжал на родину, где во многих домах хранили как святыню старые будёновки, шинели и разные другие вещи, связанные с жизнью и бытом солдат гражданской войны.  Им было написано около 300 этюдов лиц земляков и картина «Северодвинцы. 1918 год» (1967).  Она посвящалась памяти тех, кто защищал Север. «Любовь и уважение к этим героям зародились еще в детстве, остались в сердце навечно и создание картины было моей душевной потребностью», – говорил Лукошков

Работа художника стала творческой удачей. Она экспонировалась на Республиканской художественной выставке «Советская Россия» в Москве, посвященной 50-летию Советской власти (1967), на зональной «Советский Север» в Кирове (1967) .  

70-е годы стали переломными в живописи Бориса Степановича, что было вызвано поиском новых живописных возможностей и своего стиля. Он много работает с цветом, стремясь передать своё эмоциональное состояние. Драматически напряжены полотна «Тревожный вечер» (1982) и «Северные рубежи» (1983), светлы и безмятежны «Спасо-Преображенская церковь в д. Ижма» (1983) и «Журавли» (1985).

Небольшое количество натюрмортов дали возможность увидеть неторопливое, сосредоточенное внимание автора к пластической, цветовой и фактурной выразительности вещей. Через их отбор и характер раскрывались увлечения, интересы самого художника. В полную силу звучат различные оттенки красного цвета, пылающего огненным жаром, в работе «Брусника»(1971). Россыпь ягод сверкает своей щедрой красочностью. Тщательно и бережно сопоставлены автором предметы из мастерской «В мастерской художника» (1972).

Борис Степанович мог часами рассказывать о своих путешествиях к Белому морю, о приключениях на рыбалке, о людях, с которыми его сталкивала судьба. Но, по-особенному он рассказывал о журавлях, пролетавших клином в небе, их крике, который всегда волновал и бередил душу этого сильного, но очень ранимого человека. Он вспоминал строчки стихотворения Расула Гамзатова, и его приглушенный голос срывался, в нем слышались слезы: «Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей, Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей». Солдат войны, он никогда не говорил о ней и не вспоминал. В нем продолжала жить память тех незабываемых лет.