К юбилею С.Г. Писахова. Свидетель истории
посмотреть все новости



206-j

С.Г. Писахов. Самолёт Нагурского на Новой Земле. 1914

    

На одной из работ Степана Григорьевича Писахова, имеющейся в музейной коллекции, изображен аэроплан с кабиной-люлькой красного цвета, покачивающийся на волнах невдалеке от скалистого берега. Над ним – нависшее сизое небо, на горизонте скалистый безлесый берег.

Это небольшой этюд. Немногим больший по размеру вариант работы хранится в российском государственном музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге, а картина с этим же сюжетом, написанная Писаховым в том же 1914 году,  – в Архангельском краеведческом музее.

Почему же такое количество вариантов этой работы? Вернее всего, дело в этом самом аэроплане, биплане-этажерке со сдвоенными крыльями и красной кабиной. Эта машина – Farman–11, была собрана по заказу Российского правительства на заводе Фармана в Париже для поисковой экспедиции в арктических водах. Самолет открыл новую эпоху в освоении Арктики – эпоху авиации. Именно на этой машине в августе 1914 года русский летчик Ян Иосифович Нагурский совершил первый полет над побережьем Новой земли. И изображение на холсте – вовсе не фантазия художника. Степан Григорьевич Писахов участвовал в поисковой экспедиции царского правительства 1914 года на судне «Печора», которое и доставило на Новую землю военного летчика Я.И. Нагурского.

Экспедиция была снаряжена Главным гидрографическим управлением по указу Совета министров для поиска пропавших без вести экспедиций Г. Я. Седова, В.А. Русанова и Г.Л. Брусилова. Всего в экспедиции участвовали четыре судна. Два из них: «Эклипс» и «Герта» были приобретены правительством для нужд экспедиции, а «Андромеда» и «Печора»  – арендованы.  Также впервые было решено использовать авиацию для поисковых целей за полярным кругом.

Всего Нагурский совершил пять длительных разведывательных полётов на высоте 800–1200 метров вдоль западного побережья Новой Земли и у Земли Франца-Иосифа. Во время последнего полёта он достиг 76 параллели. Общая продолжительность полётов составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров.

Несмотря на то, что никаких следов пропавших экспедиций с воздуха обнаружить не удалось (кроме места зимовки Седова), Нагурский вносит значительные коррективы в существовавшие на тот момент сведения, относительно применения авиации в Арктике: он уточняет карты, выполняет функции ледовой разведки для судов, дает рекомендации для снаряжения самолетных экспедиций в северных широтах и обращает внимание на окраску самолетов в контрастный по отношению к снегу красный цвет.

На своей работе Степан Григорьевич Писахов запечатлел исторический момент: гидросамолет Нагурского в Крестовой губе в августе 1914 года. И кабина самолета, окрашенная в красный цвет, оказывается не прихотью художника или его стремлением к живописности, а верным следованием натуре. Эта верность натуре у Писахова настолько последовательна, что многие его работы, фактически, могут являться документом истории освоения Арктики. Поэтому, наверное, в конце 50-х годов прошлого века музей Арктики и Антарктики хотел закупить все работы из мастерской Степана Григорьевича. Однако так не случилось, и большая часть картин художника осталась в Архангельске. Сейчас их можно увидеть в залах Музейного объединения «Художественная культура Русского Севера».