К юбилею С.Г. Писахова. Этюды на камнях.
посмотреть все новости



136-j._aisbergi._1935    

В марте 1939 года в Архангельске открылась художественная выставка. На ней были представлены работы архангельских художников В.Г. Постникова, Н.А. Фурсея, В.П. Преображенского, Г. В. Кононова, М.Ф. Мошкова, Н. Гужова, С.Г. Писахова.

На этой выставке Степан Григорьевич Писахов показал свою новую работу «Ледопароход «Седов» у Земли Франца-Иосифа». Картину художник посвятил десятилетию со времени первого похода ледокола. Именно 10, даже почти 11 лет назад началась история написания этой картины, когда ледокольный пароход «Георгий Седов» совершил свой очередной рейс из порта Архангельска, который начался как разведывательный и промысловый, а продолжился как спасательный и исследовательский.

Предыстория

Первые десятилетия XX века - время активного освоения Арктики. Арктика стала доступна и исследовательские экспедиции снаряжаются правительствами многих государств. 23 мая 1928 года итальянский дирижабль под командованием генерала Умберто Нобиле вылетел к Северному полюсу. Успешно достигнув конечной точки полета, на обратном пути из-за осадков и сильного ветра оболочка дирижабля оледеневает, он теряет управление и падает, врезавшись в торос. Большая часть полярников оказывается на дрейфующей льдине, где они и разбивают лагерь в ожидании помощи. Часть аэронавтов (так называемая «группа Алессандрини», по имени механика) оказалась унесенной неуправляемой оболочкой дирижабля в неизвестном направлении.

После того, как сигнал бедствия был услышан, началась крупномасштабная международная спасательная операция, в ходе которой в Арктику было отправлено в общей сложности 18 судов и 21 самолет.  Однако, снять аэронавтов со льдины удалось только ледоколу "Красин". Это произошло  12 июля 1928 года. Оставалась задача поиска и спасения "группы Алессандрини", местонахождение которой оставалось неясным.

26 июня ледокольный пароход «Георгий Седов» вышел из архангельского порта. Первоначальной его задачей был промысел морского зверя и исследование путей его миграции. Только 1 августа ледокол «Седов» получает официальное задание по поиску итальянцев. Промысловая охота была немедленно прекращена, «Георгий Седов» взял курс на север и стал форсировать тяжелые льды с западной стороны архипелага Земли Франца-Иосифа, где ему удалось продвинуться до 81-го градуса северной широты.

В своем очерке «На Землю Франца-Иосифа» Степан Григорьевич Писахов, участвовавший в этом плавании «Седова», пишет:

«17 июля. … Лед полярный чистый, белый с синевой и с зелеными озерками. Празднично красиво полярное лето! Идем от севера Новой Земли к Шпицбергену. Без промысла все скучают. ...

2 августа. У Земли Франца-Иосифа. 80°30' северной широты. Хочется еще выше. Хочется ступить на Землю Франца-Иосифа. Водрузить наш флаг!

4 августа. Встретили на льдине черную гору. Думалось – не остатки ли дирижабля «Италия»? «Седов» с ходу налетел и остановился.

5 августа. Подошли к земле Александры. Шли свободной водой. Встречались лишь изредка льды, да айсберги медленно проходили мимо.

По распоряжению из Архангельска вернулись искать итальянцев. …  Подошли к прибрежному льду. «Седов» с ходу врезался в лед и остановился. Земля покрыта ледником, и лишь береговые скалы видны темными пятнами на розовеющем льду. Я остался на пароходе, чтобы написать этюд, но когда на берегу появились темные фигурки добравшихся до земли промышленников, я забыл все свои планы и с приятелем своим Василием Платоновичем (промышленник) спустился на лед и – к берегу. Лед розовеет, вода тихая, бледно-зеленоватая, кажется, такую можно только придумать. Кругом такое богатство красок, такая сокровищница, что я засмотрелся и оступился в воду. Кое-как переобулся и с мокрыми ногами пошел вперед – земля-то уже близко. Приятель пошел впереди и в трудных местах просто переносил меня. Слегка смущаясь, брал в охапку и ловким, точным прыжком перекидывался через воду.

Дошли до земли. Мыс Людлоф. Наконец-то я на Земле Франца-Иосифа! Много лет мечтал. В 1914 году в поисковой экспедиции за Седовым я надеялся быть здесь, но…

Промышленники уже сложили из камней гурий (опознавательный знак). Я красной краской написал на большом камне "Серп и Молот, СССР", а ниже на другом " «л/п „Седов“ - 5/VIII-1928 г.». А с другой стороны – имена бывших на берегу.

Мокрые ноги не позволяли остаться писать этюды. Набрали цветов: бледно-желтые маки. Приятелям я сказал, чтобы взяли по два камня плоских. Сообразили, в чем дело, и взяли не только по два. …  На пароходе переоделся – и снова на лед. Написал этюд – «Седов» у Земли Франца-Иосифа" и потом на камнях более 50 раз повторил. Писать было легко – ведь все приятели!

10 августа. Разбудил голос 2-го штурмана – докладывает капитану: – Лед нажимает, может затереть!

Через час идем по свободной воде. Мы проходим в местах предполагаемого нахождения итальянцев. Но у нашего самолета колеса, лыжи, но не поплавки. А подняться можно только с воды. Ледяные поля все в проталинах.»

Итак, в ходе этого рейса команда ледокола "Георгий Седов" обследовала западный участок архипелага Земли Франца-Иосифа, во время одной из высадок на Земле Александры поставила гурий, на котором Писахов нарисовал герб СССР, написал "Г. Седов" и дату. Обследовать этот район с воздуха они не смогли, так как у самолета, находившегося на борту, не было поплавков для взлета с воды, а состояние снежных полей не подходило для использования лыж.

Так, ни поиски «Георгия Седова», ни второй поход ледокола «Красин», ни работы иностранных судов не дали результатов. «Группа Алессандрини» пропала бесследно и стала одной из загадок Арктики.

А Степан Григорьевич Писахов привез из этого рейса любопытнейшие дневниковые очерки, множество этюдов (в частности, этюд для работы «Ледокол Седов у Земли Франца-Иосифа", который он затем и повторил на более чем 50-ти новоземельских камнях для всех участников рейса) и многолетнюю дружбу с капитаном Ворониным, командой, полярниками.

Камни-этюды с изображением знаменитого ледокольного парохода-участника 812-дневного дрейфа во льдах сохранились по сей день в частных коллекциях потомков участников экспедиции 1928 года. Некоторые из них переданы в Архангельский краеведческий музей, два хранятся в Морском, несколько есть в музеях области. А вот саму работу «Ледопароход «Седов» у Земли Франца-Иосифа» найти так и не удалось, так же как и этюд, написанный там, посреди Северного Ледовитого океана на одном из островов Земли Франца-Иосифа.

13